1920

В 20−30-е годы XX века нейрохирургия стала самостоятельной клинической дисциплиной. В этом объективно имелась всеобщая востребованность и, несмотря на различия традиций, социальных условий и лидеров, становление нейрохирургии осуществилось почти одновременно в США, Германии, Франции, Англии и СССР. Как представляется, именно в таком историческом аспекте наиболее продуктивно анализировать создание вслед за Ленинградским институтом (1926) Московского Центра нейрохирургии (1932).

Первоначально Н. Н. Бурденко развивал нейрохирургию в клинике факультетской хирургии медфака I МГУ, которой заведовал с 1924 года. Однако он понимал, что для истинного успеха в становлении нейрохирургии как клинической дисциплины абсолютно необходимы неврологический базис и рентгенологическая служба. Такие условия сложились в Государственном рентгеновском институте (ГРИ) на Солянке. Судьбоносное для отечественной медицины знакомство и сотрудничество Николая Ниловича Бурденко с директором нервной клиники профессором Василием Васильевичем Крамером, одним из основоположников учения о локализации мозговых функций, определило открытие в феврале 1929 года нейрохирургической клиники именно в ГРИ. 25 коек и 493,6 кв. м — таков был старт и необходимый этап организации в последующем нейрохирургического НИИ.

В архивном фонде Совнаркома РСФСР в протоколе заседания Малого Совнаркома РСФСР № 50 от 29 мая 1928 года в пункте 8 указано:

«Слушали:

Ходатайство Нкздрава об отпуске средств в сумме 133 829 р. на организацию клинического стационара при Государственном рентгеновском институте для нейрохирургических больных.

Постановили:

Отпустить Нкздраву из резервного фонда СНК РСФСР 50 тыс. руб. на расходы, связанные с выселением жильцов из дома, занимаемого Государственным рентгеновским институтом, и приспособлением помещения для клинического стационара для нейрохирургических больных. Остальную сумму, необходимую для организации указанного стационара, поручить Нкздраву включить в свою смету на 1928−1929 б. г.".

Первая задача, которую сообща решали Н. Н. Бурденко и В. В. Крамер, — подготовка кадров для изначально задуманного ими Института. Они привлекли в свою клинику талантливых врачей — хирургов Б. Г Егорова, А. А. Арендта, К. Г. Тэриана, С. С. Брюсову, Е. М. Россельса, С. М. Берга, неврологов М. Ю. Рапопорта, С. Г. Ахундова, рентгенолога М. Б. Копылова, офтальмолога М. Н. Благовещенского, оториноларинголога Г. С. Циммермана, нейроморфолога А. С. Чернышева, ставших костяком рождавшейся отечественной комплексной дисциплины — нейрохирургии и основоположниками различных разделов и направлений новой нейронауки.

Николай Нилович обучал нейрохирургов оперативным вмешательствам на нервной системе, а Василий Васильевич — топической диагностике её очаговых поражений. Такое замечательное сотрудничество быстро давало плоды в клинической и научной деятельности молодого коллектива единомышленников. К ним вскоре присоединились Л. А. Корейша, Ю. В. Коновалов, А. Я. Подгорная, Л. О. Корст, С. М. Блинков, Б. Н. Клосовский, Г. П. Корнянский, А. А. Шлыков, Л. С. Кадин, А. И. Арутюнов и другие.

Количество нейрохирургических коек увеличилось с 25 до 45. И медицинский персонал, и больные испытывали огромные неудобства из-за тесноты. На всех нейрохирургов и невропатологов приходилась маленькая ординаторская; еще меньше были кабинеты у рентгенологов и морфологов. В крохотной комнате поочередно вели осмотр окулист и отоларинголог. Была лишь одна операционная.

Первые сотрудники нейрохирургической клиники на Солянке

Стоят слева направо: Е. М. Россельс, С. М. Берг, А. С. Чернышев, А. А. Арендт, К. Г. Тэриан, М. Ю. Рапопорт. Сидят слева направо: Г. С. Циммерман, В. В. Крамер, С. С. Брюсова, Б. Г. Егоров. Москва, начало 1930 годов. Изучение анатомии и гистологии центральной нервной системы под руководством проф. А. С. Чернышева. Слева направо: А. С. Чернышев, А. А. Арендт, С. М. Берг, К. Г. Тэриан, С. М. Блинков. Москва, 1931 год.